Войти

Поиск

Автор:

Контроль за трансфертным ценообразованием: полный провал

Краткий анализ предлагаемых изменений по проекту закона

19 января 2010 состоялось заседание экспертного совета комитета по налогам и бюджету Государственной Думы РФ. Обсуждался проект Правительства РФ по трансфертному ценообразованию.

Очевидно, что вопрос, принимать поправки или нет, не стоит. Основной вопрос, в каком виде мы получим закон? Поскольку в предложенном варианте проект просто ужасен. Ниже я попробую привести основные проблемные места.

1. В первую очередь необходимо ознакомиться с нормой п.7 ст. 105.7 проекта. Она гласит, что Минфин РФ самостоятельно утверждает методические рекомендации о порядке определения цен для целей налогообложения. Итак, вся борьба за единство и главенство НК прошла мимо авторов. На откуп Минфина отдается целая методология, а не какой-нибудь перечь оффшоров. После этого чтение и анализ законопроекта уже представляется бессмысленной тратой времени.

2. Проект буквально специально напичкан пространными конструкциями. Несколько десятков норм, которые содержат расплывчатые формулировки. Возможно, всю расплывчатость и должны восполнить в «нужном тренде» рекомендации Минфина РФ. Но тогда нужно снова признать, что такие нормы являются профанацией закона, поскольку не содержат четкого и понятного правила поведения. Есть и другая версия, что это проблемы перевода материалов ОЭСР по данной тематике. Но данный факт нисколько не оправдывает. Нам бы со своими причудами законотворцев разобраться, а не начинать жить по плохо переведенным иностранным источникам

3. Увидев список контролируемых сделок (ст.105.15), мы поймем, что опять контролируются сделки внутри страны. Т.е. здесь ссылки на международный опыт, странным образом, не работают. Хотя в мире в основном контролируются трансграничные сделки.

Возражения о том, что так будет достигаться равномерное распределение налоговой базы внутри страны, неприемлемы. Проблемы бюджетного законодательства не являются предметом регулирования НК РФ.

Аргумент о том, что невозможно придумать механизма распределения поступивших налогов между бюджетами, выглядит сомнительным. Особенно на фоне уже имеющейся практики распределения налога на прибыль между обособленными подразделениями.

Но самое интересное скрывается в переходных положениях проекта. Вместо того, чтобы изъять из части второй НК РФ любые отсылки к ст.40 НК РФ, ссылки актуализируются. Например, п.1 ст.154 НК РФ будет звучать так:

«Налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 105.3 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога».

В итоге, любая облагаемая НДС операция должна быть проверена на соответствие рыночной цены. При желании налоговый орган (суд) могут использовать такую лазейку.

Получается, нам предлагают жить с открытым перечнем контролируемых сделок.

4. Новеллой является полная открытость перечня источников информации о ценах (ст.105.6). Ст.40 НК РФ жестко требует использовать исключительно официальные источники цен. А их, строго говоря, нет. Теперь открытый перечень якобы поможет. Наивно на это полагаться. У нас в стране вообще отсутствуют какие-либо репрезентативные базы данных не просто о ценах, а о сделках и их условиях. Среднюю температуру по больнице исторически считает Госкомстат, что-то ведет Таможня и т.д. Но все это не может быть использовано, т.к. сопоставимость сделок по такой информации невозможно оценить.

Особенно занятно, какую информацию о цене в сделке предлагается авторами проекта найти в бухгалтерском балансе или отчете о прибылях и убытках.

На лицо, бесполезная норма. Хотя пользу некоторые субъекты могут получить, причем с обеих сторон баррикад. Что, если ООО «Самое объективные цены» будет всем желающим выдавать «эксклюзивную» информацию о ценах по любому перечню сделок?

5. Проект предлагает налогоплательщикам предварительно раскрывать информацию обо всех контролируемых сделках. В проекте прямо указывается, что такая обязанность связана с обоснованием применяемых цен. Получается, презумпция рыночной цены в сделке становится неким бесполезным атрибутом.

Важно то, что налогоплательщику предлагается не только раскрыть цену, но и раскрыть свою рыночную стратегию, которая, как минимум, является коммерческой тайной. Но проект не отвечает ни сколько на самый главный вопрос: где гарантии, что эти документы не будут продаваться через пару месяцев в виде очередной базы данных информации, которая утекла из государственного органа?

Какой стимул для бизнеса в таком случае? Наиболее предполагаемый – давать максимально куцую информацию. Т.е., скорее всего, предоставляемые сведения будут бесполезны для обеих сторон. Польза от этого пока видится в развитии целлюлозной промышленности и формировании нового рынка консалтинга.

6. Последствия применения нерыночных цен для налогоплательщика будут весьма плачевны. Штраф – 40% от недоимки, с учетом ст.112 НК может быть и 80%. Интересно, что предлагается наказывать одинаково всех. И тех, кто уклонялся умышленно, и тех, кто просто по теории вероятности не попал в интервал рыночных цен.

По логике авторов, все налогоплательщики — негодяи. Но только отъявленные негодяи достойны снисхождения.

Думается, что взимать штраф за неосторожное применение рыночных цен вообще противоречит общим принципам привлечения к ответственности. Единственный стимул устанавливать в таком случае штраф – это надежда на пополнение бюджета за счет санкций.

Справедливости ради, нужно отметить, что для наложения штрафа нужно не только наличие недоимки, но и факта непредоставления информации о сделках или предоставления недостоверных сведений. Хотя очевидно, если Вы предоставили информацию о цене в 10 руб., а налоговый орган доначисляет по 20, то предоставленная информация, по мнению налоговиков, уже недостоверна.

Или проект так глубоко спрятал презумпцию заведомо ложных сведений налогоплательщика, если налоговый орган не согласен с порядком ценообразования?

7. Как большой плюс преподносится введение «зеркальной корректировки». Однако в таком виде она работать не будет. Абсолютно отсутствует процедура ее проведения для корректировки налоговой базы. Как минимум, проект не дает ответов ни на вопрос, в каком периоде это необходимо производить, какими первичными документами с учетом положений 2ой части НК РФ

8. Соглашения с налоговыми органами о ценах вряд ли заработают. У налогового органа банально отсутствуют какие-либо обязанности по соблюдению условий. А для налогоплательщика не предусмотрено никаких гарантий от нарушений соглашения со стороны налоговиков. Да и четкого указания на то, что при заключении соглашения налоговики контролируют лишь соответствие цен, определяемых методике в соглашении, тоже не наблюдается.

А теперь со всем этим «багажом», представьте, мы идем в суд. Что должен делать с такими делами суд? Вариант «застрелиться» пока не рассматриваем.

Скорее всего, ситуация будет сводиться к экспертизе. Т.е. в деле будет, наверняка, иметься два прямо противоположных отчета оценщика. Рассчитывать на то, что такие сомнения будут истолкованы в пользу налогоплательщика, к сожалению, в наше время – просто безумство.

В итоге, если в таком виде проект будет принят, то на лицо будут серьезно возросшие затраты для бизнеса и отрицательную эффективность налогового контроля.

Но сам процесс будет очень увлекательным для всех сторон. Это авторы нам точно гарантируют!

P.S.: Беда еще и в плохой структуре расположения норм. Т.е. структура проекта никак не облегчает его понимание. Хотя на фоне всего остального, это самая меньшая из бед.

0 0 1817 12 Февраль, 2010 Аналитика Февраль 12, 2010

Добавить комментарий